«Persuasion» Jane Austen


«Доводы рассудка» Джейн Остин; 1817 г; 4-5

«Доводы рассудка» — одно из последних произведений несравненной Джейн Остин, изданное уже после кончины автора. И, как и положено поздним литературным детям, оно очень взвешенное, спокойное и статное. Все самое лучшее вобрали в себя «доводы»: ироничные заметки об современном обществе, очень тонко и несколько утрированно отмечающие все его недостатки; глубокую психологическую подоплеку и общее развитие персонажей; душевные чувства и чувственные души.

Сюжет очень прост, очень банален, на первый взгляд. Есть стремительно беднеющее, но все еще очень гордое семейство барона Элиот. У него имеются две дочери, одна из которых, — Энн, — очаровательное создание в лучших традициях Остин не может не вызывать у читателя самые прекрасные и нежные чувства. Добрая, уравновешенная и самую малость неуверенная в себе. У Энн по молодости был любимый мужчина, и был бы хэппи-енд, будь он еще и человеком состоятельным. Но увы. Фредерик не отвечает запросам семьи Элиот и ее ближайшему окружению, поэтому пара влюбленных сердец расстается на целых восемь лет. Может ли любовь пройти такое испытание временем? И нужно ли это?

По истине, это прекрасная книга! Она ведь учит помнить о голосе разума, но и не забывать о чувствах и надежде, и вере, и любви, поучительно поясняя, что никогда не поздно окунуться в омут с головой и использовать второй шанс. А чего стоят все многочисленные монологи Энн, этапы ее взросления, анализа собственных поступков и выводов, построенных на нем. Как грустно, когда понимаешь, что поступил неверно, но пути назад будто бы и нет. В такие моменты самое главное — не терять веру. В любимого человека, в жизнь и в себя. Прекрасная книга. Вот только то-ли очень долгое и несколько мучительное чтение в оригинале повлияло, то-ли все самое лучшее не равно гениальное, но книга мне наскучила уже к середине. Дочитывала только из чувства долга, да и тренировка по чтению на английском была превосходная.

«Anna Karenina» Leo Tolstoy

«Анна Каренина» Лев Толстой; 1878; 3-5

Хотелось бы, конечно, сказать, что «Анна Каренина» стала для меня большим разочарованием в русской литературе девятнадцатого века, и заставила усомниться в лично моей необходимости знакомства с «Войной и Миром». Хотелось бы, конечно, написать негативно окрашенную рецензию на классическую русскую прозу. Но это выше сил моих, и, увы, я лучше промолчу на этот счет и просто поделюсь своими впечатлениями от романа.

Толстой создал и представил своим читателям прекрасных колоритных персонажей, имена которых стыдно не знать. Стива и Долли Облонские, Китти Щербацкая, Алексей Вронский, Костя Левин и ключевая героиня – Анна Каренина. Каждый из этих героев обладает уникальной характеристикой и живостью образа, и каждый из них страдает в этой книге по-своему. Муки выбора, необходимость прощать и просить прощения, страх смерти, обман, неудовлетворенность привычным жизненным укладом, — вот, пожалуй, основные черты, объединяющие всех персонажей. Жизнь — это боль, не иначе.

Так я и не смогла прочувствовать всю ту напряженную эмоциональную напряженность и чувственную страстность между Карениной и Вронским. Все, что я увидела – всеобъемлющий эгоизм со стороны жены и матери, что бросила своего ребенка и мужа ради сомнительного романа на стороне. А позже, так и вообще, оставила всех. Не буду даже пытаться понять ее мотивов – у меня очень идеалистические понятия о семейной жизни и об отношениях в целом, но оставить своих детей, лишить себя жизни, будучи дважды матерью! Это нечто находящееся за гранью моего понимания…

А эта очаровательно отвратительная истеричность Карениной. Вот уж яркий пример, что все зло – от женщин. Придумала, накрутила, ничего не сказала, сказала лишнее, накрутила себя еще раз, погубила себя, подломила жизнь другим. Молодец, что скажешь. Блестяще ты, Аня, издевалась над собой и своими мужчинами. Надо было Каренину выпороть тебя как следует, авось и спесь бы сошла б немного….

Роман мне не понравился. Я не увидела в нем особо тщательного психологического разбора ситуаций, все действия и эмоции были как на ладони, многое было излишне надумано. Книга в целом достаточно затянута, и тяжело поддается восприятию. Рано, наверное, я решила попробовать почитать Толстого…

«Letters» Vincent van Gogh

«Письма к брату Тео» Винсент ван Гог; 19век; 5-5

Винсент Ван Гог всегда являлся для меня потрясающим художником с уникальным и узнаваемо-самобытным стилем. Я училась в художке, закончила арх вуз, и эта нидерландская фигура в истории мировой живописи никогда не была для меня тайной. Его краткую или полную биографию и список самых известных картин обязаны были знать все выпускники. Но только вот никакое изложение биографии другим человеком не способно рассказать о душе и характера Ван Гога лучше, чем его собственное эпистолярное наследие, изложенное в данной книге.

Этот сборник стал для меня открытием. За сухостью изложения фактов основных биографических моментов жизни художника, что я всегда знала, скрывалась прекрасная и невероятно светлая душа. Счастье нам, что сохранились его письма, и мы имеем возможность погрузиться во внутренний мир одного из самых удивительных художников эпохи импрессионизма. А погружаться я очень советую. Кажется, раньше я не читала ничего подобного, в плане реально существующих писем, возможно, это отчасти повлияло на мое восприятие, но все же… Винсент просто великолепен. Это был человек явно чувствовавший себя в стороне от других с самого детства, но его отрешенность не была проявлением какого-либо порока, а лишь являлась отражением его постоянных метаний и раздумий. Несмотря на абсолютную нежизнеспособность (страшно представить, как бы он жил без Тео), вызванную и чертами характера, и яркой индивидуальностью Ван Гога, он никогда не забывал про реальность своего положения, про помощь своего брата, и все это очень мучило его. Огромное значение, на протяжении всей жизни, для него играла вера.

«Хочешь знать, на каком фундаменте можно строить, сохраняя душевный покой даже тогда, когда ты одинок, никем не понят и утратил всякую надежду добиться материального благополучия? Этот фундамент — вера, которая остается у тебя при любых условиях, инстинктивное ощущение того, что уже происходят огромные перемены и что скоро переменится все.»

Первые годы своей взрослой жизни, он провел в метаниях и поисках. Желание посвятить себя служению людям, уже сформированное к тому времени, прошло вместе с Винсентом сквозь все времена. Он пробовал себя в качестве священника и учителя, но трудный характер и свое особое видение мира вокруг помешали ему хотя бы начать постигать знания и успех в этих сферах. Торговать он не смог, да и ничего даже приблизительного к желаемому Винсентом в этой сфере он не нашел. Но занятие торговлей произведениями искусства в итоге привело его на свой путь — путь художника.

«Старайся побольше гулять и люби природу — это настоящий способ научиться глубже понимать искусство.»

Ван Гог очень тонко чувствовал окружающий мир, его описания природы и сюжетов не переставали поражать меня своей легкой тонкой точностью. Это как раз то необыкновенное умение художников подмечать особые сочетания цветов перед своими глазами, настроение момента здесь и сейчас, движение и сиюминутное изменение. То самое умение, которое я стараюсь не растерять и бережно храню в себе. Только обладая возможностью, желанием и умением смотреть и видеть, можно научиться понимать искусство. Да что там искусство. Только так можно научиться понимать жизнь. И Винсент прекрасно это понимал.

Трудоспособность и полное погружение в любимое дело. Они меня поразили. Даже в минуты болезни и отчаяния, без средств к существованию, Ван Гог продолжал работать, находил в себе силы выходить в поле и просто рисовать. И живопись действительно была для него отдушиной, хотя он и страдал, что не получает от нее материальной отдачи. Работа очищала его разум, наполняла вдохновением и силами, доставляла удовольствие и умиротворение. И он творил. Много. Будучи очень самокритичным человеком, он никогда не строил ложных надежд по поводу своего рисунка, хотя и радовался успехам. И я очень сомневаюсь, что даже зная, какими успешными станут его картины впоследствии, Винсент каким-либо образом изменил бы этой своей черте характера. Он верил во многих, но только не в себя… Надеялся. Но не верил.

Забота и служение людям. Винсент Ван Гог был очень светлым человеком. Бескорыстным, увлеченным своим делом, добрым, заботливым. Долго добивался одной женщины, пытаясь растопить лед в ее сердце. Долгое время заботился о другой, даже понимая, что возможно это не приведет ни к чему серьезному. Всегда искренне интересовался семьей, детьми, которыми сам он так и не получил возможности обзавестись. А чего стоит его увлеченность жизнью простых рабочих, крестьян, шахтеров и еже с ними? Для него было крайне важно запечатлеть все эти моменты сложной жизни простых людей, дабы рассказать миру о каждом из этих маленьких больших людей. И если сначала я не понимала, как же можно служить людям, создавая картины, то к окончанию чтения сборника писем, сомнений у меня не осталось… Ван Гог очень тонко (как и всегда) подметил необходимость, и старался максимально реализовать себя в ней…

Последнее найденное письмо Ван Гога содержало не просто благодарность к Тео, но признание, что все созданные картины, он признает, были созданы в симбиозе и с активным участием брата. А как иначе… Тео и Винсент были действительно близки, хотя и не находились близко.

«Что ж, я заплатил жизнью за свою работу, и она стоила мне половины моего рассудка, это так.»

Я сознательно обхожу негативные моменты в своей рецензии, потому что, как мне кажется, Винсент Ван Гог всю жизнь, глубоко страдая, сохранял веру в будущее, несмотря ни на какие испытания, трудности и нужду, и я хочу, чтобы и мы, следуя его примеру, читали сухие биографии, но впереди ставили лишь светлое, правильное и обнадеживающее. Ведь вера — это фундамент, который должен оставаться при любых условиях…

“Norse Tales and Sketches” Alexander Kielland

Норвежские истории и зарисовки на английском языке? Чуть больше 100 страниц? То, что нужно! Давно хотелось прочитать еще какую-нибудь книгу, кроме Гарри Поттера, на иностранном языке. Довольно простой язык повествования, тем не менее насыщенный элегантными словами и сложными деепричастиями, и интересные рассказы в итоге принесли мне довольно много удовольствия. И, конечно же, я довольна тем, что прочитала еще одну книгу полностью на английском языке. Хочу написать о нескольких рассказах, что мне понравились, на память, так сказать.
A Siesta.
Роскошный званный вечер, на котором многие не знают друг друга. Роскошная темная гостиная, изысканные блюда и великолепные напитки. Загадочный неизвестный, что показал мастерство рук. Мелодии, что выходят из под его пальцев диктуют настроение всей комнате, полной гостей. Они завлекают этих достопочтенных граждан в водоворот эмоций и темноты. В конце концов, на самом пике мрака, таинственный музыкант исчезает столько же непонятно, как и появился.
It was a strange situation: the piquant fragrance that filled the air, the pleasure-loving women—these people, so free and unconstrained, all strangers to one another, hidden in the elegant, half-dark salon, each following his most secret thoughts—thoughts born of the mysterious, muffled music; whilst the firelight rose and fell, and made everything that was golden glimmer in the darkness.
A Monkey.
Адвокат смог подготовиться к сдаче экзамена на профпригодность благодаря обезьянке, нарисованной на одной из страниц учебной книги. Отвлекаясь на нее каждый раз, при прочтении, он заучил эти несколько страниц, именно этот отрывок и понадобился ему на экзамене. Профит!
A Dinner.
Торжественный ужин. Отец одного из студентов произносит великолепную, хотя и несколько сумбурную, речь. Но ошибается в нескольких фактах. Его сын после ужина, в курительной комнате, где сидит отец и его друзья (коллеги), ставит папку в известность, что тот не прав. Все вокруг возмущаются его поведением. Это же отец! Как можно вот так говорить об ошибках отцу, да еще и в присутствии его коллег! Тем более, что ошибки, которые совершил мужчина, далеко не самое важное в его речи, посвященной гордости за сына…
Old Dances.
Танцевальный вечер. Конфликт поколений. Старый Дядя Ивар совершает ритуал от бального зала до курительной, возвращаясь все более веселым и серьезно настроенным против молодых людей и дам, вальсирующих в зале. Главный его аргумент “Вы совсем не умеете танцевать! Вот видели бы вы меня в молодости! О, как я танцевал! Вам, страусиные ножки, такое и не снилось!”. Юноши несколько смущены и злятся. Но Ивар, окончательно воспрянув духом, зовет свою даму показать класс всем этим недоноскам. И на первых же движениях, он поскальзывается на скользком полу и оглушительно падает. Юноши выскакивают из комнаты, пытаясь удержать взрыв смеха, и рассуждая, “какой же это был тип танца?” 🙂

"The Minds of Billy Milligan" Daniel Keyes

“Множественные умы Билли Миллигана” Дэниел Киз; 1981
У меня нет проблем. Я – часть проблемы.
Очень давно уже знала о существовании такого диагноза, как “множественные умы”, но за книгу почему-то браться не хотелось. А недавно, после прочтения кучи статей на Википедии, снова вышла на эту тему. И на этот раз, сразу же скачала книгу и на одном дыхании осилила все произведение. Хотя вру немного, не на одном дыхании. С середины, когда началось описание жизни Билли, немного заскучала, потому что все таки больше хотелось узнать, чем всё закончилось в итоге…
Интересная и несомненно увлекательная история, написана сухим и документальным языком. И это нисколько не уменьшает её художественной ценности. Так даже лучше. Таким образом Дэниел Киз рассказывает нам историю Билли Миллигана, человека с 24 личностями внутри, страдающего от такого “соседства”. Узнает он о свое богатом внутреннем мире только попав в тюрьму за изнасилование, где выясняется, что помимо самой личности “Билли” в нем обитает еще несколько десятков людей. Самое потрясающее, что каждая такая личность обладает своим уровнем IQ и акцентом, владеет только ей доступными талантами. До сих пор не представляю, как такое возможно! Совершенно непонятное и, тем не менее, документально зафиксированное явление расстройства психики. Читать обязательно для расширения своих знаний.

"On the Eve" IVAN TURGENEV

«Накануне» Иван Тургенев; 1860

За что вы с нами так поступаете, Иван Сергеевич? Это несколько бесчеловечно выпускать в свет такое сильное и чувственное произведение. Сердце щемило в груди и невольно накатывались слезы и счастья и безнадежной тоски и несправедливости во время чтения вашего романа. Вы создаете замечательные, живые образы и чувства, а потом выжигаете их на корню… Инсаров и Елена пополнили для меня список сильных персонажей.
«Но насколько он лучше меня! Он спокоен, а я в вечной тревоге; у него есть дорога, есть цель – а я, куда я иду? где мое гнездо?»

"Torrents of Spring" Ivan Turgenev

“Вешние воды” Иван Тургенев; 1872

Третья книга Тургенева в моем списке осмысленного (вне школьных дверей) изучения русской литературы. “Дворянское гнездо” оставило непонятные ощущения, на “Асе” начала проникаться атмосферой действия, а во время чтения “Вешних вод” и вовсе получила удовольствие. Несмотря на то, что все эти три произведения в общем-то достаточно похожи. Зарождение чувств и нежная любовь, мгновенно охватывающая героев. Но чувства эти невероятно хрупкие и лишь один миг, не та фраза, не тот поступок, не те люди – и вот они уже не имеют права на жизнь. Невозможные и ненужные, которые стоит отпустить, но не удается. Всю жизнь питать нежность к женщине, которую ты обманул, и уехать в Америку, получив ее прощение – такое возможно…
«– Пойдем домой, – шепнула Джемма, – пойдем вместе – хочешь?

 

Если б она сказала ему в это мгновенье: «Бросься в море – хочешь?»– она не договорила бы последнего слова, как уж он бы летел стремглав в бездну.»
Как же часто люди упускают момент и с ним свое счастье и вдальнейшем так и не могут отпустить прошлое. И как же часто, для другого этот момент становится ключом к будущему, которого могло и не быть с тем человеком.

«Санин говорил о своих путешествиях, о житье в Петербурге о своей молодости… Будь Марья Николаевна светской дамой, с утонченными манерами-он никогда бы так не распустился; но она сама называла себя добрым малым, не терпящим никаких церемоний; она именно так отрекомендовала себя Санину. И в то же время этот «добрый малый» шел рядом с ним кошачьей походкой, слегка прислоняясь к нему, и заглядывал ему в лицо; и шел он в образе молодого женского существа, от которого так и веяло тем разбирающим и томящим, тихим и жгучим соблазном, каким способны донимать нашего брата – грешного, слабого мужчину, одни – и то некоторые и то не чистые, а с надлежащей помесью – славянские натуры!»

"The Old Curiosity Shop" Charles Dickens

“Лавка древностей” Чарльз Диккенс; 1840-1841 годы; ***

“Лавка древностей”, один из самых привлекательных романов Чарльза Диккенса, имел огромный успех у современников писателя. Но и сегодня судьба маленькой Нелл, мужественно переносящей недетские испытания и не утратившей душевного благородства и любви к окружающим, не оставляет читателей равнодушными. Ее трогательная и печальная история, написанная в лучших традициях сентиментализма, знаменует вершину художественного мастерства Диккенса. Занимательность фабулы, порой достигающая напряженности детективного романа, анализ человеческой психологии, изображение извечной борьбы добра и зла в мире и в человеке, мягкий юмор и ирония – все эти особенности диккенсовского творчества представлены в “Лавке древностей” особенно ярко.
Да. Тут стоит начать с того, что Чарльз Диккенс – представитель Викторианской эпохи, к которой я имею некоторую слабость. И, естественно, я была заинтересована в ознакомлении с этим автором. Помню, мне понравилась аннотация именно к “Лавке древностей” и я взялась за дело. Но дело не пошло. Раз в неделю я, по-честному, пыталась осилить хотя бы главу. Но никак. Уж очень тяжело читалось.
Но прошло полгода и пришла сила воли. Буквально через неделю я, с удовольствием, рассталась с книгой.
Почему с удовольствием? Потому что “Лавка” вызвала только негативные эмоции. Детские страдания на протяжении всего действия, да еще и такой конец, мягко сказать, не позитивный. Это слишком тяжело выносить, тем более, когда так погружаешься в чью-либо историю… Бедняжка Нелли. Ангел, среди окружающих ее…
Боюсь, я теперь не скоро захочу познакомиться с остальными произведениями автора…

“Pan” Knut Hamsun

 “Пан” Кнут Гамсун; 1894 г; ***

“Безумный норвежец”. Лауреат Нобелевской премии. Один из величайших писателей XX столетия. Гений не только скандинавской, но и мировой литературы. Судьба его была трудной и неоднозначной. Еще при жизни ему довелось пережить и бурную славу, и полное забвение, и новое возвращение к славе – на сей раз уже не всенародной, но “элитарной”.
Однако никакая литературная мода не способна бросить тень на силу истинного писательского таланта – таланта такого уровня, которым обладал Кнут Гамсун. 
Такова была аннотация на книге, чья фамилия автора заинтересовала меня. Конечно, “норвежец” тоже внесло довольно большую толику желания взять для ознакомления именного эту книгу.
Несколько раз в месяц я выбираюсь в любимый “Плиний Старший” недалеко от работы за порцией новых книг в мягкой обложке. Моя любимая секция находится рядом с кассой и изобилует книжонками серии “классическая и современная проза” издательства АСТ в мягкой обложке.
Я всегда начинаю изучение полочки с фамилий авторов, затем перехожу глазами к названию и пару секунд анализирую собственные чувства: проявляется или интерес или нет.
С Кнутом Гамсуном было довольно сложно. Первое ощущение заставило меня остановить взгляд на его фамилии подольше. Затем я случайно увидела Стейнбека и зависла, и лишь потом, взяв “Консервный ряд”, вернулась к норвежцу. Очень долго изучала аннотации к каждой его книге, не решалась, что же взять. И лучше бы не брала ничего. Мне очень нравится Скандинавия, но их культура для меня по большей части загадка. Я достаточно простой человек, в большинстве не понимаю разный арт-хаус и подобное, поэтому Гамсун по душе мне не пришелся. Я уверена, что у него действительно была трудная жизнь, ибо его произведения очень тяжелы для восприятия, “грязны”, мрачны и изобилуют безумием и страданием. Единственное, что хоть как-то разбавляет непонятный для меня поток фраз, чувств и странных поступков, это описание природы. И две ее ипостаси: спокойствие и буйство, которые, возможно, отражают глубокие внутренние переживания героев.
В общем, “Пан” и “Виктория” про тяжелую любовь-страсть между простым парнем и дамой из высшего общества. Вердикт – скучно и чересчур эмоционально для меня.